Валиулла Якупов(встречая 20-летие раскола ДУМЕС)

Процессы оживления и возрождения в мусульманском сообществе нашей страны длятся уже практически два с половиной десятилетия. В целом этот период не был ровным и однородным, начался он с больших надежд и ожиданий, потом периодически наступали времена разочарования. Сейчас очевидно, что было совершено много ошибок, однако были и достижения, заметные свершения. Очевидно, что мусульманское сообщество у нас пока так и не обрело подобающего ему статуса и самоосознания. Мы, видимо, ещё долго будем пребывать в ситуации динамических перемен и неустойчивости. Невооруженным взглядом видно, что трансформационный тренд набирает силу, а попытки зацементировать достигнутый статус-кво всё более эфемерны. Почему приходится делать такой вывод?

Удивительно и по-своему симптоматично, но мало кто в масштабах России удовлетворён нынешней ситуацией. Конечно, исторически так сложилось, что 25 лет назад собственно никто и не готовил стратегических перемен в мусульманском контексте. За истекшие 25 лет невозможно говорить, что у кого-то из мусульманских деятелей или организаций была выработана долгосрочная стратегия.

Мусульманское сообщество только реагировало на внешние раздражители. Вместо стратегии больше наличествовала импровизация. В этом есть единственный позитивный момент: накопилась и явственно чувствуется всеобщая усталость от отсутствия планомерного пути и бесконечной дезинтеграции сообщества мусульман.

В то же время нужно отметить, что в начале романтического периода исламского возрождения просто некому было реально оценить масштаб предстоящих задач, была надежда на то, что всё произойдёт само собой, автоматически, без специальных усилий, без напряжённого и трудного поиска инвестиций. Ведь атеистический режим потерпел крах очень быстро, практически одномоментно, ясно, что в его коллапсе роль собственно мусульман как верующих была близка к нулю. На этом фоне и предстоящая работа по выстраиванию исламских институтов не была вполне ясно осознаваемой. Ослабленная прослойка мусульманского духовенства, крайне малочисленная на тот момент впала в иллюзии и не смогла предложить уместного и воспринимаемого общественностью плана действий.

Духовенство охватило ощущение  беспредельной свободы после демонтажа контрольных органов государственно организованного атеизма. Формально у мусульманского духовенства был реальный шанс стать общепризнанным лидером мусульманского сообщества. В 1989–91 гг. авторитет духовенства был исключительно высок. Если бы официальное духовенство стало выдвигать адекватные идеи и возглавило бы дело возрождения, то лидерство сохранилось бы за ним. Вместо этого общественность увидела во многом лишь стремление по максимуму воспользоваться благоприятной обстановкой для получения личных преимуществ. Иллюзия единоличного лидерства была, видимо, слишком соблазнительной, за что пришлось вскоре дорого заплатить — возникли кризисы раскола внутри духовенства, конца которым пока не видно.

Таким образом, главный порок мусульманского духовенства у нас — это неспособность к консолидации, излишнее фрагментарное групповое мышление, по-своему партийный взгляд, стремление к узко-келейному рецепту монополизации власти. За эти годы практически у каждой из конкурентных групп духовенства были моменты максимальных возможностей, когда они могли консолидировать большинство. Однако все они переходили к односторонним действиям, быстро растрачивали кредит доверия, не предпринимая ничего достойного для масштабов всей страны.

Что касается внешнего мусульманского фактора, то поначалу для всех российских мусульман была характерна иллюзия, что заграничные мусульмане за нас способны решить наши проблемы. Иждивенческие настроения были, а, может быть, не изжиты до сих пор. Впоследствии оказалось, что у всех, в том числе и у иностранных мусульман, есть их собственные интересы, которые они готовы жестко отстаивать. Этот урок пришлось усвоить, хотя это и был весьма болезненный урок.

Если смотреть на будущее, то ясно одно — мусульманское духовенство должно осознать себя в качестве самостоятельной, уже сложившейся прослойки, духовенству пора выступить в качестве отдельного актора, у которого есть свои интересы. Само осознание наличия у духовенства собственных интересов может сохранить всех нас от повторения ошибок недавнего прошлого. Ведь мир вокруг достаточно циничен и жесток, по сути выбор у нас небольшой: или сервильно обслуживать чьи-то интересы, служить новоявленным общественным активистам, джамаатам (у них могут быть разные наименования), или же самим отстаивать и выражать собственые интересы, стать не только формальными, фактическими лидерами мусульманского сообщества. Эта задача вполне достижима.

Валиулла Якупов,

кандидат исторических наук.

 

 

1 комментарий

  1. Али Шахин:

    оценивая ошибки прошлого безусловно хорошо, если бы духовенство » выступило в качестве отдельного актора, у которого есть свои интересы» — главное, чтобы эти интересы совпадали с реальным возрождением Ислама в РФ. Новоявленные (исламские) общественные деятели и джамааты (традиционного толка) — подавляющее большинство их искренне стремиться к возрождению Ислама и работает на это по мере своих организационных и других возможностей — им надо не «служить», духовенству надо с ними плодотворно взаимодействовать — именно это пойдет на пользу Умме.
    В противном случае — в попытках отмежеваться, отделаться от подобных возникающих низовых структур и инициатив верующих, (стремящихся что-то сделать для Ислама), и пробуксовывании в исламской политике духовенства — естественно возникнет сначала неуважение, а затем и вражда, которая этими «низовыми» структурами будет распространяться на отношение к духовенству простых мусульман — что в итоге означает фитну, которая не даст ход возрождению Ислама, превратив духовенство в «циничную и жестокую» (как окружающий мир, по словам Якупова) отчужденную корпорацию, а огромное количество мусульман — в оппозицию (настроенную против как этой «корпорации» так и государству РФ в целом).
    Мусульманам нужно возрождение Ислама в России под грамотным руководством благочестивого исламского духовенства, стремящего к этому возрождению и готового сотрудничать на этом пути с активными мусульманами — Мусульманам не нужна фитна.
    ИншаАллах создавая этот текст Валиулла Якупов понимал это.

Добавить комментраий

 




 


8 − пять =

 
 


 

Tatarstan.Net -