О погребальных обрядах у тюркских племен с древнейших времен до наших дней

original

Тюркские племена в самое отдаленное от нас время все были шаманистами, а потом, когда в силу исторических обстоятельств им пришлось расселиться по разным странам, они столкнулись с народами, исповедовавшими христианство, мусульманство и буддизм, и стали исповедовать эти три религии, сохранивши впрочем некоторые обряды прежней своей религии, т.е. шаманства. Более всего шаманских обрядов сохранилось у племен, исповедующих в настоящее время христианство и буддизм. В этой статье я описываю погребальные обряды следующих племен: во-первых, Бельтиров, Сагайцев, Каларов, Каргинцев, исповедующих христианство; во-вторых, Урянхайцев, исповедующих буддизм (ламаизм); и в-третьих, Казак-киргизов и некоторых Татар Китайского Туркестана, исповедующих мусульманство. О шаманских обрядах племен, живущих в пределах России, было говорено в печати достаточно; поэтому я остановлюсь только на погребальных обрядах тех племен, быт; религию и язык которых я исследовал с 1889 по 1892 год, по поручению Академии наук и Географического Общества, в Сибири, Монголии, Китайском Туркестане и округе Тарбагатай. Прежде чем приступить к описанию погребальных обрядов вышеуказанных племен, скажу несколько слов о погребальных обрядах древних тюрков и народов, возле которых тюрки жили. Как в древности, так и теперь все шаманисты глубоко веруют, что загробная жизнь есть продолжение настоящей; что в загробном мире есть свое солнце и своя луна, свои люди и свой скот; что в загробном мире будет такая же жизнь, как и в этом, только с меньшими невзгодами. Глубоко веруя, что загробная жизнь есть продолжение настоящей, шаманисты клали и кладут в могилу умершего человека все предметы, которые он употреблял в домашнем обиходе: седло любимого коня и одежду умершего, деньги, водку в сосуде, лук, стрелы, табачную трубку, кисеть или кошелёк с табаком и пищу в мешке. Обычай класть в гроб покойника запас пищи и другие предметы существует теперь как у тюркских племён, так и многих других народов Урало-Алтайской семьи: у Черемисов, Мордвы, Вотяков, Пермяков, Вогулов, Мещеряков, Тептярей-язычников, Чувашей, Лопарей, Остяков, Якутов, Тунгусов, Коряков, Гиляков и др.

По рассказам древних путешественников и по сведениям, сообщаемых Китайскими летописями, погребальные обряды древних тюркских племён и народов, живших рядом с ними, и исповедовавших шаманство, были следующие.

Гунны. Гунны, или, как называли их Китайские летописи, Хунну, жившие с века до Р.Х. по век по Р.Х. в Северной Монголии, своих ханов хоронили в гробе, в облачении из золотой и серебряной парчи. Этот гроб вставлялся в другой, больший.

Ухуань. Ухуань, или Дунь-ху, родственные Сянь-бийцам, Манжурскому племени, и жившие с века до Р.Х. по век по Р.Х. в Восточной Монголии, своих покойников клали в гроб, и по ним производили плачь. Гроб провожали с песнями и плясками. Брали одну откормленную собаку и вели её на цветном шкурке. Брали также лошадь, на которой любил ездить покойник, его одеяния и вещи и все это сжигали и несли за гробом для препоручения собаке, чтобы она охраняла душу умершего.

Уйгуры. Уйгуры, по-монгольски Ойхор и Хойхор, а по-китайски Хойху и Гаогюй, произошли от Гуннов и жили в Северной Монголии и Китайском Туркестане с века по Р. Х. до . Мертвых они относили в выкопанную могилу; ставили труп на середине, с натянутым луком в руках, опоясанным мечом, с копьём под мышкою, как будто живого человека, но могилы не засыпали.

Дулгасцы. Дулгасцы, или Тугю (Тюрки), происхдившие от Гуннов и родственные Уйгурам, жили по Черному Иртышу и в северной части Гобийской пустыни в – веках по Р.Х. Если кто умирал, то брали лошадь, на которой ездил покойник, и вещи, которые он употреблял, и потом все сожигали вместе с покойником. В здании, построенном при могиле, нарисованный облик покойника и описание сражений, в которых он участвовал. Они женились на мачихах, невестках и тетках по смерти их мужей. Так поступали и предки их Гунны.

Дубо. Дубо, происходившие от Гуннов и следовательно родственные уйгурам и дулгасцам, жили с века по Р.Х. в верховьях Енисея, на юге смежно с Уйгурами, а на западе смежно с Киргизами (Хагасы), предками нынешних дикокаменных Киргизов. Дубо есть не что иное, как нынешние Урянхайцы и Карагасы, называющие себя Туба. Дубо полагали своих покойников в гробы и ставили в горах или привязывали в деревьях. Провожая покойника, производили плач так-же, как и Дулгасцы, их единоплеменники.

Так описывались погребальные обряды шаманистов Китайскими летописцами. Теперь посмотрим, что говорят об этих обрядах и загробных верованиях Европейские путешественники веков по Р.Х.

Плано Карпиний, отправленный папою Иннокентием к Татарам и другим восточным народам в 1246 году, говорит, — Татары веруют, что в загробной жизни они будут веселиться, будут иметь там стада, пить, есть  и делать то, что было в этой жизни. Если умрет какой-нибудь начальник, то Татары, по словам того-же Плано Карпиния, хоронят его тайком  в поле, ставят перед ним стол, полный кувшин мяса и чашку коровьего молока. С ним погребают также верховное животное со всей сбруей и седлом; едят на могиле другую лошадь. С покойником хоронят также золото и серебро. Разламывают телегу, в которой он ездил, разрушают и дом его. Между двух насыпей вырывают яму, на подобие погреба, ставят в неё тело умершего, кладут упомянутые вещи, засыпают всё землей, а сверху сеют растения, чтобы никто не мог найти могилу. Родственники покойника и их домочадцы должны очиститься огнём, разведенным в двух местах. Разводят именно два костра, возле них ставят два копья, которые соединяются сверху верёвкой. Под этой верёвкой и между огней и копий нужно пройти людям и животным, которых надо очистить. Между тем две женщины, одна с одной стороны, другая с другой, брызжут на них водою, произнося несколько слов. Очищаются огнём и вещи человека, убитого молнией.

Гильом Рюисбрюк, отправленный к Татарам в 1253 году королем Людовиком , говорит, что Татары оплакивают своего покойника громкими рыданиями и воплями, и затем освобождаются от платежа податей на весь год. Присутствовавший при чьей-нибудь смерти не может переступать через порог великого хана целый год. Тот-же Рюисбрюк сообщает, что у Половцев существует обычай делать над могилою умершего насыпь и ставить на статую с лицом, обращенным к востоку, и с чашкой в руке. Над могилами богатых и знатных лиц ставят маленькие срубы на подобие пирамид. Над могилой вешают 16 лошадиных шкур, по 4 с каждой стороны. На могиле они ставят в посуде кумыс и мясо. Могилы обносят камнями, вертикально поставленными. 4 камня, стоящие по углам, обознают страны.

Марко Поло, отправившийся в 1253 году в Китай через город Хами, в котором я жил 2,5 месяца в 1892 году, говорит, что, если умрет у Татарина сын, ещё не женатый, а у другого умрёт дочь, ещё девица, то родители того и другой женят их обоих и, заключивши брачное условие, рисуют на бумаге мальчика и девочку, твердо веруя, что покойники поженятся на том свете.

Писатели Кромер, Винцент де-Бове и другие (веков) говорят, — Татары веруют, что будут иметь в загробной жизни стада и прочие вещи, которые были у них в этом мире. Покойника кладут в могиле на возвышение в трона, со столом, на котором поставлено мясо и молоко в посудине, и так хоронят его с кобылой, жеребёнком и лошадью в полной упряжи. Другая лошадь убивается и съедается; шкура её наполняется сеном и возвышается на двух палках. Всё это, говорят Татары, делается для того, чтобы в другой жизни иметь свою хижину, свою лошадь и своё молоко. Кости всегда сжигаются. Важных особ хоронят тайно от народа, вместе с ними кладут рабов. Некоторые сжигают тела своих родителей и берегут их пепел, которым посыпают мясо.

Верование, что загробная жизнь есть продолжение настоящей, было присуще не только Тюркским, Манжурским и Монгольским племенам, когда они были шаманистами, но и корейским племенам, по крайней мере это видно из Китайских летописей, обнимающих время со века до Р.Х. по век по Р.Х. Уплемён Фуюй и Гаогюйли младший брат, по смерти старшего, женился на невестке. У племени Восточного Воцзюй с каждым покойником клали вырезанный из дерева облик его. У племени Гаогюйли младший брат, по смерти старшего, женился на невестке. У племени Восточного Воцзюй с каждым покойником клали вырезанный из дерева облик его. У племени Гаогюйли при покойнике клали золото, серебро и разные дорогие вещи. Насыпь над могилой делали из камней, набросанных в кучу, и обсаживали хвойными деревьями. У племени Гаоли после погребения все вещи, которые покойник употреблял при жизни, как-то: одеяние, разные редкости, телеги, лошадей, расставляли подле могилы. Племя Уги бросало своих покойников на степи и их трупами приманивало во время охоты соболей. Племя Шивей клало трупы своих покойников на деревьях. Указанные здесь 6 племён жили в восточной части Монголии и в нынешней Манжурии. Но основании сходства погребальных обрядов этих 6 племён, причисляемых Китайцами к так называемым «восточным иноземцам», с погребальными обрядами нынешних Амурских инородцев, как-то: Манжур, Тунгусов, Гольдов, Гиляков и Айно, может думать, что эти Амурские инородцы произошли от вышеупомянутых «восточных иноземцев», исповедывавших шаманство, которое,  сохранившись до наших дней, выражается как в почитании душ предков и призывании духов, вод, гор, огня и лесов, так и в погребальных обрядах. Что касается нынешних Монгольских племён, то шаманство держится у них в народе до сих пор, хотя ламы строго преследуют исповедующих шаманство, или, как они называют «чёрную веру». Призывая духов как у Монголов, так и у Татар по содержанию совершенно сходны друг с другом. Погребение умершего с предметами домашнего обихода и гадание шаманов о потере по жжёной бараньей лопатке существуют в Монголии, Тарбагатае, Китайском Туркестане, на Алтае и в Вост.Сибири с древнейших времен до новейших. По свидетельству Китайских летописцев, писавших именно историю младшего дома Хань, который царствовал с 25 до 220 года по Р.Х., ворожба по сжигаемым костям была известна и Японцам. Переходя теперь к описанию погребальных обрядов исследованных мною тюркских племён, я должен сказать, что у некоторых племён или совершенно не сохранилось остатков шаманских обрядов, или, если и сохранилось что-нибудь, то лишь весьма немногое: погребальные обряды более или менее изменились согласно требованиям религии, которая официально исповедуется.

 

  1. Бельтиры

(Минусинский округ Енисейской губернии)

Прежде всего, как умрёт человек, его обмывают: мужчину старик, а женщину старуха. Мальчика может обмыть и старуха.Умершего человека моют, посадив его на доску или берёсту. Обмывают в переднем углу юрты, возле огня: мужчину на южной стороне юрты, а женщину на северной стороне. Доску, на которой обмывали покойника, больше не употребляют в дело, а выбрасывают вон. Богатые люди надевают на покойника новую одежду, а большинство – старую; вымыв и вычистив её, говорят: «Пусть на том свете носит её-же»! Душа (сюнэ, сюренэ) умершего человека поднимается к Богу (Кудай). Вымывши покойника, надевают на него его собственную одежду, лицо закрывают платком, надевают и шапку, если-же дело происходит зимой, то надевают и рукавицы. После этого кладут покойника на кошму головой к переднему углу. Подостлав кошму под покойника, кладут её вместе с ним. Родственники и посторонние мужчины собираются и идут «делать покойнику дерево», т.е. гроб. Людей, делающих гроб, бывает даже до 30. Расколовши дерево и выдолбив его, приготовляют гроб. Деревянную колотушку и клин, после того как гроб сделан, разрубают на несколько частей и отбрасывают подальше, говоря: «Да не даст нам Бог вперед

 

0 Комментрии

Ваш комментарий будет первым.

Добавить комментраий

 




 


5 × = двадцать

 
 


 

Tatarstan.Net -